Турист Евгений Романцов (DrZaius)
Евгений Романцов
был 4 декабря 22:04
Фотоальбом

Широка страна

Лучший материал
недели

Стакан всегда мыли дважды: перед тем, как кинуть пятачок в автомат с газировкой, и за собой после того, как попил. Неписаные правила хорошего тона. Ну сколько мне там было? Четыре? Пять?…

— Пап, давай я стакан помою!

И отец даёт мне стакан, а рука-то слабая ещё, чего там, ребёнок, переворачиваю его вверх дном и давлю, что есть сил. Там отверстие такое было, откуда вода брызгала, может кто и помнит, только давить надо было равномерно, сильно и всем ободком перевёрнутого стакана сразу.

— Дай я сам, ничего не умеешь.

Отец оттесняет тебя, а ты стоишь и думаешь: вот бы этот автомат да домой… Они такие вкусные, такие родные все эти тархуны, байкалы, буратины, саяны. Только где же столько пятачков взять?..

Саяны. Странное, непонятное слово, ничего не значащее в жизни обычного московского ребенка. Но интересно все-таки жизнь устроена, это же надо было родиться в районе Москвы с Саянской улицей на карте, с кинотеатром «Саяны» на ней, пить лимонад с таким же названием из тех автоматов и прожить почти сорок лет на этом свете только чтобы дошло наконец, что это за Саяны такие.

Набились в автобус, чтобы до трапа доехать. Рейс «Москва — Абакан». Ноги чуть расставил, опора нужна. Рюкзак не снимаю, терплю, потом опять эту тяжесть на плечи, там одних репеллентов всех мастей тыщи на две.

— Мальчики, в гости к нам? — слышу откуда-то сбоку низкий женский голос с таким тяжеловесным для изнеженных московских ушей акцентом.

Мы с сыном летим, пожалуй, что мальчики — это про нас.

— Да, — отвечаю я. Две суровые сибирские женщины выглядывают из-под моего локтя, простые и ясные лица, у одной лицо круглое и белое, как луна в ясную погоду, две дужки старательно выведенных бровей и сплюснутая переносица, как у боксёра. — Можно и так сказать.

— У нас хорошо! — говорит «боксёр».

А я не то чтобы сомневаюсь, скорее наоборот, просто не понимаю, что нас ждет. У меня и дачи-то никогда не было, а тут Сибирь, тайга…

— Кстати, а как у вас с медведями там? — озвучиваю свою фобию.

— В Абакане медведей точно нет. — отвечает мне вторая. — В Ергаки поедете?

— Да, планировали.

— Вот там — есть. На прошлой неделе одного из группы медведь утащил. И гид не помог.

— Какой кошмар, — говорю. Хорошо, что сын не услышал. — А как же там гулять?

— Да как… Так и гулять. Мишке что, кушать не надо что ли?

Широка страна. Летишь, летишь… И вроде всего четыре часа, а прибавь сюда ночной рейс, богатую фантазию, замешанную на неясных ожиданиях и рассказах про медведей и комаров с ладонь, бессонницу, разницу во времени, и Абакан покажется другим миром.

Горы — они, конечно, и в Африке горы, что про них говорить. Я из тех туристов, кто готов хоть на край света, но по окультуренной дорожке и желательно с био-туалетом.

В Ергаках сейчас дорожки есть. И ступеньки. И даже навигация по местности. А еще недавно, говорят, не было ничего, но случайные люди сюда не ходят, нет здесь случайных людей, а все остальные и так знают, где притаился Висячий камень и где заснул своим долгим сном Саян.

По жаре с рюкзаком за спиной и ноющим сбоку сыном (ну конечно, как же так, вай-фая нет на территории, еще и подниматься куда-то, а главное — зачем?!) подъём к Камню кажется бесконечным. Люди, да вы скажите спасибо, что перила вам приделали и что слепни размером что та лошадь, но почти не жалят. Слева красота, справа красота, под ногами родники бьют, без воды не останемся. Какие, к чёрту, медведи, не до них сейчас… Идти, только идти.

История про спящего Саяна в сущности банальная бытовуха. Да и нет в фольклорном мире единства мнений на этот счет, то одно напишут, то другое. Тут, наверху, где показавшиеся тебе широкими, когда ты два часа назад проходил мимо, озера кажутся размером с лужицу, на первый план выходят другие детали.

Во всем сквозит неприкрытое уважение: к горам, к природе, друг к другу. Идет человек навстречу, ты ему: «Здравствуйте!». А если не ты ему, то он тебе… И взирает на всё это Висячий камень, который держится на честном слове, но почему-то не падает. Но кто его знает, может и упадет, если это уважение вдруг прекратится.

— Товарищи, кто оставил пакет? — слышу голос моего знакомого.

Сидит народ по кучкам, мёрзнет от прошивающего насквозь ветра, чаёк пьёт с бутербродами. Плечами пожимают, никто пакет не оставлял. Заглянули — внутри разбитый термос, кто-то бросил.

Так нельзя. Берем пакет с собой, чтобы выкинуть на обратном пути. Просто нельзя, понимаете?.. Не дай бог еще камень упадёт.

Широка страна…

И места такие есть интересные. Как из учебников по истории. Вот взять, например, Верхнеусинское. Так это же сплошные парадоксы, скажу я вам! Административный центр местного сельсовета, а когда-то и районный центр. Всё старое, перекошенное, а кое-где и поросло коноплёй, вымахавшей с человеческий рост. Как же это так, думаю, двадцать первый век в разгаре, третье тысячелетие не вчера началось, что же за тоска такая кругом? Где прогресс, где цивилизация? А нету ничего… Только вышка «Мегафона» раздаёт LTE на все четыре палки, хотя в радиусе километров двадцати от Верхнеусинского интернета нет вообще никакого. Да и со связью проблемы. А тут прямо раздолье, с таким интернетом только куриное консоме заказывать и латте на миндальном молоке.

Бегут через дорогу мальчишки, сошедшие со страниц «Тимура и его команды», бегут мимо магазина «Алко-ус», где, вопреки названию, нет ни грамма алкоголя. А я стою и ощущаю, как застыло само время.

— Машину закрывать? — спрашиваю я.

— А зачем?..

Правда, незачем. Мы заправляем наш УАЗик на бензоколонке, на которую я смотрю, как современный ребенок смотрит на телефон с диском.

Но главный памятник застывшему времени — местный музей, в котором ужас, как много Ленина. Директор музея под звуки гимна с упоением рассказывает, как нашел стол на помойке, а у меня в голове вертится: «Партия Ленина — сила народная…». Та страна была по-настоящему могучей, хоть под конец и жрать было нечего.

Широка страна. Никогда так близко не видел, что это всё она — такая большая, уму непостижимо.

Вылезаем из УАЗика, чтобы разогнать пасущихся лошадей, это так красиво, они разбегаются, но все равно держатся вместе, и всё это под проливным дождём, сменяющимся ослепительным солнцем.

УАЗик был рождён для этих мест. А мы были рождены для него. И еще для того, чтобы жить здесь и сейчас и в этой стране, с этими людьми, смотреть на эти горы, покупать сушеные травки по дороге, удивляться и не понимать, искать оправдания всему, что нас окружает и просто любить.

Саяны и тайга
Саяны и тайга
Орёл. Или коршун. Может быть, даже ястреб.
Орёл. Или коршун. Может быть, даже ястреб.
При входе в национальный парк "Ергаки". Заблудиться всё равно, конечно, можно, но раньше и того не было.
При входе в национальный парк "Ергаки". Заблудиться всё равно, конечно, можно, но раньше и того не было.
Ергаки
Ергаки
В Ергаках всегда есть, где попить
В Ергаках всегда есть, где попить
Одна из туристических баз в Ергаках. Тут можно сделать привал, поесть блинов и попить чайку с травой саган-дайля
Одна из туристических баз в Ергаках. Тут можно сделать привал, поесть блинов и попить чайку с травой саган-дайля
Радужное озеро. Вид снизу.
Радужное озеро. Вид снизу.
Висячий камень
Висячий камень
На вершине около Висячего камня
На вершине около Висячего камня
Просто виды
Просто виды
Радужное озеро. Вид сверху.
Радужное озеро. Вид сверху.
Висячий камень. С места не сдвинуть, пробовал
Висячий камень. С места не сдвинуть, пробовал
Верхнеусинское
Верхнеусинское
Ус - местная река, поэтому всё про него
Ус - местная река, поэтому всё про него
Заправка
Заправка
Верхнеусинская библиотека
Верхнеусинская библиотека
Верхнеусинский музей
Верхнеусинский музей
Хотел купить тарелку - не продают
Хотел купить тарелку - не продают
Директор музея показывает самый ценный экспонат - Шустовская настойка, кто-то спрятал от жены. Да так и забыл.
Директор музея показывает самый ценный экспонат - Шустовская настойка, кто-то спрятал от жены. Да так и забыл.
Директор музея. Жалко у меня память на имена плохая.
Директор музея. Жалко у меня память на имена плохая.
Подвесной мост, соединяющий Верхне- и Нижнеусинское. Построен когда-то очень давно с последующими реконструкциями.
Подвесной мост, соединяющий Верхне- и Нижнеусинское. Построен когда-то очень давно с последующими реконструкциями.
Наполовину заброшенная деревня
Наполовину заброшенная деревня
Конопля. Специалисты подсказали, что это "техничка", ее курить нельзя, если что.
Конопля. Специалисты подсказали, что это "техничка", ее курить нельзя, если что.
Брошенный и поросший коноплей "Запорожец"
Брошенный и поросший коноплей "Запорожец"
Дикие лошади
Дикие лошади
Тоже лошади, но уже не дикие
Тоже лошади, но уже не дикие

Теги: Самостоятельные путешествия

Полезные ссылки:

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании на Ostrovok.ru. Более 3000 отзывов.

✔️ Кэшбэк 2% при бронировании ЖД-Билетов на Яндекс.Путешествия.

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании квартир, отелей на Tvil.ru.

✔️ Кэшбэк 4% при бронировании Авто на Localrent. Автомобили от локальных прокатных контор на популярных курорта: Турция, Крым, Сочи, Грузия, ОАЭ, Армения и многие другие. Принимают карты МИР.

✔️ Русские гиды и экскурсии по всему миру. Трансферы, услуги фотографов и многое другое.

✔️ Дешевые авиабилеты? Конечно Aviasales.

Комментарии к альбому